От ситца до бриллианта

От ситца до бриллианта
От ситца до бриллианта
Фото: redak-dobroe.ru

Дом Николая Лукича и Марии Алексеевны Мозгуновых — на замартыновской улице с красивым названием Садовая, ими возведённый и не раз обустроенный дом, где супруги вырастили четверых детей и прожили уже шесть десятков счастливых лет.

Гостям рады

Порой какие-то на первый взгляд незначительные детали, еле заметные интонации или движения тела говорят о человеке больше, нежели резюме, дополненное тестированием и заключением психолога.

В моём журналистском плане чета Мозгуновых значилась уже некоторое время. Прикинул, что на следующей неделе в один из дней будет возможность встретиться. И, конечно, набрал номер, дабы обсудить, когда им будет удобно. Люди пожилые, думаю, всякие могут быть проблемы, вдобавок не знают меня — хоть бы вообще не отказали. 

Трубку взяла Мария Алексеевна. Представился, пояснил, что да зачем, поинтересовался: можно ли приехать и когда. Наверное, с полминуты в трубке было слышно лишь дыхание, а затем неожиданное:

— Если есть сейчас время, то приезжайте.

Это начало знакомства показалось мне многообещающим. Во-первых, собеседница поразмыслила и приняла решение за короткое время (значит, ясность в голове). Второй момент связан с опытом газетчика: если хозяйка сразу приглашает войти нежданных гостей без всяких там „ой, у нас ремонт“ или „как раз только уборку затеяла“, то будьте уверены: в доме всегда чистота, порядок, а сама женщина (вне зависимости от возраста) и домочадцы выглядят достойно.

Первое впечатление закрепилось, когда увидел усадьбу: ухоженный фасад, аккуратный заборчик, калитка с плотно подогнанной защёлкой, прочищены ровные дорожки  в глубоком снегу — сразу видна рука хозяина. А вот и он — встречает меня на пороге (с уважением ждал — у окна).

Поприветствовав и ещё раз представившись, с шуткой, конечно, но настойчиво выдвинул условие:

— Пожалуйста, без угощений. Только пообедал. Если ещё чаю напьюсь с пирогами, то и вовсе работать не смогу. 

Как и ожидал: чисто, светло, уютно и никаких назойливых запахов — приятное жилище, приветливые хозяева.

Недетское детство

— Ну, спрашивайте, — несколько нерешительно начал Николай Лукич. — С чего начать?

Большинство людей, а, возможно, и все, живут в своём мире, который  весьма отличается от объективной реальности. Особенно хитро устроена память — в ней поразительно легко уживаются факты и вымыслы. Попробуйте  поговорить с одноклассниками о событии, произошедшем в вашем кругу лет двадцать-тридцать назад. Почти на сто процентов уверен, что будете очень  удивлены — ведь совсем не так было!

Но если задаться целью, то до правды докопаешь. Сохранён у каждого из нас и неискажённый вариант. У честных и умных он „лежит“ на первых „полках“, а не „валяется“ где-то в закоулках.

О чём же спросить мне этих мудрых, разменявших девятый десяток людей? Не будем оригинальничать, начнём по порядку.

Мои собеседники, не перебивая друг друга, а лишь иногда дополняя, рассказывают о своём детстве. Их лица становятся всё серьёзней, речь —эмоциональней. А перед моими глазами оживают картины, переходя в  документальный чёрно-белый фильм…

1941-й. Молодой ещё мужчина, ссутулившись, сидит на табурете, смотрит в пол пустыми глазами и время от времени повторяет едва слышно: „В четыре часа, с вещами…“.  Родные не сразу понимают. Лука Мозгунов погибнет в 42-м. Младший его сын Коля не увидит отца…

Рано постаревшая женщина вместе с другой помоложе, чуть не плача, пытаются наладить косу: в колхозе завтра хлеба начинают косить. Кроха-девчушка, глядя на них, тоже вот-вот разрыдается — сердечком понимает, что у соседок ничего не получается. 

— Счастливая твоя мамка, — говорит малышке пожилая. — Свёкор, хоть и старый, а и отобьёт, и крюк правильно пристроит. А мы-то совсем без мужиков…

В доме промёрзли углы, пол ледяной, а на стёклах крохотных окон наморозило так, что и не видно ничего. Но шустрый мальчишка скачками добирается с печки до лавки у окна и изо всех сил дышит на лёд, протаивая глазок. Ему так хочется на улицу, а ни валенок, ни теплой одежонки.  Дедушка идёт! Старик давно живёт в другой семье, но внучат не забывает. Принёс нехитрый гостинец. Но главное: из каких-то кусочков и обрезков, оставшихся от заказов, сладил мальчику курточку и обувку — вот радость! Бегом смотреть на зимний простор…

Ударили морозы. Корове скоро телиться — перевели в дом. Девочку не тяготят  запахи, но она опасается этого огромного рогатого животного, которое ещё и так страшно дышит. Однако девочка и не думает протестовать: на третьем году жизни она уже знает, что корова — самое дорогое, кормилица. Скоро будет в доме счастье — парное молоко…

Мальчик ростом со стол внимательно наблюдает, как дедушка мастерит табуретку. Старик специально всё делает не спеша, и чистая детская память сохраняет все подробности процесса…

Женщина шёпотом и ругает, и наставляет пятилетнюю дочку: „Ты почему его папой не называешь? Это же твой родной отец!“ А Маша понимает, но стесняется и побаивается: не знает, как признать самого близкого родственника в этом совсем незнакомом мужчине. Алексей Волков ушёл воевать в начале 42-го. Мария — его первенец. Она появилась на свет в середине того года. А впервые встретилась с отцом в 1947-м. Он всем сердцем любит дочь, но тоже не знает, с чего начать общение с маленьким человеком…

Ребятишки бегут со всех ног от показавшегося на горизонте конного объездчика, бросают ветхие котомочки с колосками — с таким трудом найденными на убранном колхозном поле. Знают: догонит — достанется кнута. Добрались до кустов, рассыпались в них словно воробышки. А суровый мужик слезает с лошади, собирает сумки с колосками и сжигает. Девочка с возмущением и искренним непониманием, рыдая, дома  жалуется маме: „Да зачем же сжёг! Это же еда!“

— С самых малых лет помогали взрослым, — говорит Мария Алексеевна. — Что по силам. Сами дела себе находили, не ждали указаний. И воспитывались как-то сами. Когда там родителям с нами нянчиться. Отец — бригадир, за всё в ответе: затемно уходил и затемно возвращался. Мама — разнорабочая в колхозе, и дома  хозяйство и огород. В семье ещё трое младших: два брата и сестра. В четырнадцать, после семи классов, за телятами пошла ходить. Вода, навоз, корм — всё через руки, никаких поблажек. А потом и дома надо было свои дела поделать. На трудодень — стакан зерна, без хозяйства с голоду бы померли. Огород выручал да корова. У других и того хуже было: разболтают в воде горсть муки — вот и суп. Чулюпкой его называли. Топили навозом, будылками от подсолнухов, иногда удавалось торфом разжиться. Даже ветки не разрешали брать из леса. А если удавалось ночью принести с полей соломы, то не в огонь, конечно, — корове.

— А мальчишек и вовсе за мужиков считали, — добавляет Николай Лукич. — Со мной, десятилетним, фронтовики уже за руку здоровались, показывая и уважение, и напоминая о грузе ответственности.

Коля, любопытный и смекалистый, удивил всех односельчан, когда классе в третьем из списанного тракторного  генератора сделал ветряк, от которого горела лампочка в доме. На улице тогда электричества не было, и в ветреную погоду вечером в избёнку Мозгуновых набивалась ребятня, чтобы читать при чудо-освещении.

Николай Лукич тоже начал свой официальный трудовой путь в четырнадцать — помощником тракториста.

Семь вёрст не крюк

Шло время. Жизнь понемногу улучшалась.

Мария устроилась на недавно открытый кирпичный завод. Работа была тяжёлая, но платили деньги. Сделал тысячу кирпичей — получи рубль сорок копеек. Не весть какая сумма, но можно купить хлеба, растительного масла, крупы. А если подкопить… Была у девушки мечта — красивые дамские часики. И они стали первым крупным приобретением, можно сказать, статусным, и предметом зависти подруг.

Николай разглядел перспективу на каменном карьере. Трудолюбивый, надёжный, живой, общительный и сообразительный, он был на хорошем счету. Как говорится, пользуясь предоставленными возможностями, потихоньку, небольшими партиями, навозил камней.

— А избушка наша к тому времени и вовсе  обветшала, — вспоминает. — Ложусь, бывало, спать и размышляю, как  бы ночью меня или мать крышей не придавило . Строиться надо. Да и жениться время подошло. Вдвоём-то, думаю, стройку осилим, а один никак не справлюсь.

— Я-то, считал, что по любви семью создавал, — с некоторым ехидством встреваю, поглядывая на Марию Алексеевну . —  А он, оказываться, бесплатную рабочую силу присматривал. 

Супруги, переглянувшись, улыбаются, и сразу становится понятно: любовь горит ровным сильным огнём в их сердцах до сих пор.

Мария и Николай жили в разных концах села — километрах в семи с лишним друг от друга. Клуба не было (его построят позже). Молодёжь в свободное время собиралась в более-менее больших домах, где за деньги или различные услуги хозяева разрешали пообщаться. На таких вечерах и приглядывались парни к девушкам и девушки к парням: знакомились, разговаривали, узнавали у друзей и подружек про тех, кто вызвал интерес.

— Раз на Машу посмотрел, другой — запомнилась , — говорит Николай Лукич. — Стал специально в тот конец ходить. Вроде и она  меня заприметила. Уж я тут загорелся! Семь километров туда, да семь обратно, а я и после тяжёлой работы — как на крыльях. Разузнал про неё. Работящая, говорят, строгая, порядочная, рассудительная. А уж какая красавица! Только вот бы с ней как поговорить…

— Ну а Вы-то, правда, внимание на него обратили? Или показалось парню? — спрашиваю у Марии Алексеевны.

— Немаленькая уже была, двадцать первый год пошёл, — улыбается. — Конечно, заметила, что наблюдает. Прибегает в такую даль — настроен серьёзно.

Рассказали, что работник хороший, рукастый, не пьёт и не курит. Видный из себя — многие девушки заглядывались.  И поёт душевно. А я вот совсем не сильна ни в песнях, ни в танцах.

(Сразу всплыло в голове: „Не ищи жену в хороводе, а ищи в огороде“.)

А вот, как и с чего начали разговор, супруги не вспомнили, хотя я немножко даже настаивал. Видно, когда души близки, слова не имеют особого значения.

— Чего, думаю, откладывать, — делится Николай Лукич. — Собрал родню: надо идти свататься.

—И не сомневался? А ну как — от ворот  поворот? — спрашиваю. — У неё отец — бригадир, сама и  красавица, и умница. А тут явился —  домишко завтра развалится.

За мужа ответила Мария Алексеевна:

— Я и не знала, где и как живёт. Да мне особо и неинтересно было. Верно говорят: „Если милый по душе, проживём и в шалаше“.

Свадьбу сыграли в 1963-м. На второй день гулянья молодых запечатлел на фотоплёнке случайно оказавшийся в Замартынье чей-то родственник из города. Большая удача: фотограф на селе в то время — большая редкость. Так в семейном альбоме Мозгуновых появилась первый снимок.

Родовое гнездо

Мозгуновы создали семью в самом начале мая. И с первых дней совместной жизни взялись за строительство дома.

—Каждый свободный от работы час — на стройке , — вспоминает Мария Алексеевна. — Дни длинные — дотемна трудились. Николай, да и я тоже, многое сами делали. Помогали родственники, знакомые, соседи. Потом ещё несколько лет с мужем на стройки ходили — так сказать, возвращали долги.

—Тесть Алексей Григорьевич пришёл как-то вечером и отозвал меня для разговора, — вступает Николай Лукич. — Протягивает деньги (немалые по тем временам, — видно, не один год копил) и говорит: „Коля, ничего хорошего я не видел — судьба, сам знаешь, не баловала. Пусть у вас дом хоть с улицы будет красивым — купи кирпич для облицовки“.

Первое время хозяин не решался с кирпичом дело иметь — более опытные и умелые кладчики выводили стены. Зато с камнем и деревом Николай Лукич управлялся отлично — спасибо за науку дедушке Тимофею Степановичу. Набил руку и как кровельщик и штукатур.

К осени уже перешли из ветхой избушки в новый дом. Потом, когда семья росла, достраивали, обустраивали, ремонтировали. В 64-м появилась на свет Галина, в 66-м — Нина, в 69-м — Александр, а в 75-м — Владимир. Всё больше становился двор: держали птицу и скотину — личное хозяйство по-прежнему оставалось большим подспорьем.

Сейчас на дворе, конечно, уже нет того разноголосья четвероногих и гомона пернатых. Тихо и в самом доме. Шумно, весело и оживлённо здесь бывает на праздники: съезжаются повзрослевшие дети со своими семьями в родовое гнездо. Тем более что и семейные даты удобные: 8 января родился Николай Лукич, 12 июня — Мария Алексеевна, а расписались, как уже упоминали выше, 1 мая.

Супруги не без основания гордятся сыновьями и дочерями — достойными людьми выросли, всем родители дали образование.

Галина Николаевна — фельдшер с сорокалетним стажем, Нина Николаевна — педагог, Александр и Владимир Николаевичи — уважаемые сотрудники огромного коллектива НЛМК.

—А как же, — с некоторым даже удивлением отвечает Мария Алексеевна на мой вопрос: не забывают ли дети и внуки. — Часто навещают. Когда есть возможность, то и гостят подолгу. И каждый день обязательно звонят. У нас тут сотовая связь плохая, так сделали прямой номер на простой телефон.

—Мы с бабушкой под постоянным наблюдением, — с довольной улыбкой добавляет Николай Лукич.

Трудовой путь

Мария Алексеевна была рядовой работницей в хозяйстве, долгие годы —свекловичницей. Тысячи и тысячи таких русских тружениц десятилетиями тянули свою лямку — без перерывов, устали, жалоб: поле, ферма, огород, сенокос, двор со скотиной, печь, готовка, стирка…

—Это сейчас матерям вон какая поддержка от государства — длительные декретные отпуска, пособия, детсады и так далее, — говорит собеседница. — А тогда: маленько перед родами дадут дома побыть и маленько — после… Хорошо, свекровь в няньках сидела.

Правда, ох и доставалось сельчанкам: когда всё успевали, когда спали — один Бог ведает.

—Иногда так вот задумаюсь про то, как жили, — делится Мария Алексеевна, — и сама удивляюсь, что выдерживали. И ведь дотянули до преклонных лет. Нынче-то чего бы и не жить: газ, вода, свет, продукты, одежда, лекарства какие хочешь. Пенсии нам вполне хватает. А если что — дети помогут.

—Да, теперь всё есть и в избытке. Детей не знают, чем и побаловать. А в 40-х, бывало, проснёшься от холода на остывшей печке, — вспомнил Николай Лукич. — Оконца маленькие, тусклые — утром полумрак в доме. Глянешь сверху: на столе мама мисочку для меня оставила (с чулюпкой, наверное), рядом — что-то тёмное лежит. Ура! Хлебушком разжились. Подбежишь к столу, а там вместо долгожданного хлеба кусок пареной свёклы — совсем невкусной, подопревшей, мёрзлой…

В середине 60-х в колхозе затеяли строительство каскада прудов на Мартынчике. Николай Мозгунов слыл мастером на все руки — пригласили. А потом, после стройки, стал там работать.

—Не рыбак? — интересуется у меня собеседник. — А, увлекаешься. Вот бы в то время в гости заехал — отвёл бы душу.

—Порой по неделе дома не показывался , — с некоторым упрёком напоминает мужу жена.

А Николай Лукич вроде и не слышит, с воодушевлением рассказывает мне о нересте:

—Пруд мелкий отводится. Вода до того чистая, что кажется её и вовсе нет. Матка — большая, солидная — словно по воздуху плавно плывёт, сеет икру непрерывной струйкой — царица! А за ней — два кавалера с почтением и важностью своё дело делают: белым дымком садятся молоки на икру.

Не сказать, чтобы служба тяжела, да времени много отнимала и зарплатёнка так себе. Рыбка, естественно, перепадала домашним, но не компенсировала неудобства.

А ведь дети — надо было думать, на что растить, учить. Тогда глава семьи принял решение: необходимо больше зарабатывать. Не хотели отпускать: рыбопитомник занял третье место по РСФСР, вклад Николая Мозгунова в 1969 году отмечен медалью ВДНХ.

—В Москву не поехал тогда, — говорит. — Признаться, немного забоялся: я ведь нигде дальше Липецка и не был.

При незабвенном Леониде Ильиче государство занялось наконец-то возвратом десятилетиями копившегося долга перед многострадальной деревней. В хозяйства начала поступать техника. Николаю Мозгунову дали для проверки навыков изрядно потрёпанный временем и варварским отношением Т-40. В умелых и заботливых руках тракторок обрёл второе дыхание. Начальство сделало соответствующие выводы. Вторая машина Мозгунова — ещё не старый МТЗ. А дальше — новый Т-150, через пару лет — мечта советского механизатора — К-700, ещё через год — новейший К-701. Известно: на свежей машине и выработка соответствующая, а значит, и деньги хорошие.

Естественно, не за красивые глаза и добродушный нрав поощряли новой техникой Мозгунова.

—По тысяче гектар пахал, — с трудовой гордостью подчёркивает Николай Лукич. — В сезон — без выходных, от зари до зари. Премию по итогам иной раз и по тысяче давали. Грамоты почти ежегодно вручали на районном празднике работников сельского хозяйства. Подарками отмечали : х олодильник, две стиральные машины, два ковра. На областной Доске почёта портрет мой был.

Десять путёвок от профсоюза

Каких-либо особых бонусов от профсоюза Мария Алексеевна не припомнила: на собраниях призывали работать лучше, пропесочивали лодырей и пьяниц, хвалили лучших, не забывали поздравлять с юбилеями.

А вот у Николая Лукича остались куда более яркие впечатления.

—Всегда в колхозе дел хватало, — говорит собеседник. — Не отказывался — ведь поощряли. Как-то года, либо, три в отпуске не был. А ресурсы организма ведь не бесконечны. И вот: сперва побаливала спина, потом сильнее, а затем и вовсе крючком стал ползать. Наше хозяйство курировала Раиса Егоровна Злобина, второй секретарь обкома КПСС. Раз зимой подъезжаю к правлению, кое-как выполз из кабины и весь скрюченный потихоньку продвигаюсь к порожкам. А она выходит из дверей. „Лукич, — остановилась удивлённая. — Да ты ли это?“ Поговорили немного. Я и не жаловался: мол, бывает со всеми. А недели через две мне радость — путёвка профсоюзная в санаторий! Значит, вспомнила про мою беду и тут же посодействовала. Душевным была человеком.

Наверное, впервые за свою жизнь почувствовал себя Николай Мозгунов, как тогда шутливо выражались, белым человеком. Известный на всю огромную страну Липецкий санаторий — отличные специалисты и оборудование, режим питания, процедуры.

—Лечебные ванны, грязевые обёртывания, массаж, физиотерапия и не знал об этом , — смеётся Николай Лукич. — Культурная программа в свободное время. Через две недели был как новенький.

И потом ещё восемь раз по паре неделек зимами восстанавливал здоровье в санатории передовой механизатор.

—И вот уж дело к пенсии, — рассказывает. — А у меня такая вот блажь в голову втемяшилась: столицу так и не повидал. Набрался смелости и попросил путёвку в Москву. Дали! Поехали мы туда с моим тёзкой и однофамильцем Николем Григорьевичем Мозгуновым, бригадиром тракторной бригады. Он тоже особо ничего в своей жизни не видал.

Жили замартыновцы недалеко от Измайловского парка в высотке — 32 этажа. Побаивались в окно глянуть, не то что на балконе свободно расположиться. А тут ещё и аэропорт недалеко. Казалось селянам, что заденет самолёт крышу: подтрунивали друг над другом, а при звуке снижающегося лайнера невольно втягивали голову в плечи.

—Каждый день где-нибудь бывали — экскурсии и сами гулять в парк выходили, — вспоминает. – Вот тогда и на ВДНХ возили посмотреть. Я вообще-то спиртным никогда не увлекался, а в Москве пиво по паре кружечек принимал — хорошее!

Ни разу не поругались

Последний вопрос, который хотел задать супругам Мозгуновым, специально откладывал. Улучил момент, когда Николай Лукич отправился в другую комнату, дабы принести грамоты и награды для фото.

—Неужели никогда за шестьдесят лет семейной жизни ни разу не поругались? — смотрю прямо в глаза хозяйке. Даже не моргнула.

—Нет, не ругались, — сказала как-то обыденно, будто это у всех и всегда так.

А через пару минут Мария Алексеевна пошла искать фотографии, и тот же вопрос я задал хозяину.

—По молодости горяч был, — говорит. — Бывало, что и вспылю. А Маша посмотрит ласково и понимающе, я сразу успокаивался. Никогда до конфликта не доходило. Золотая мне женщина досталась, Андрей Михайлович. Поверь мне, если бы все были такие, как моя, наши мужики на двадцать-тридцать лет жили дольше.

Расставались мы уже почти как старые знакомые.

—Когда будешь в Замартынье, заезжай , — пригласили. — Да сильно там про нас не расписывай.

Не знаю, выполню ли первое пожелание, а вот второе точно нет: заслужили всей своей жизнью — „расписал“.

Андрей АГУРЕЕВ.

Фото автора и из архива Мозгуновых.

Новости соседних регионов по теме:

На стройке в Москве начался крупный пожар На стройке в Москве начался крупный пожар.
11:17 29.02.2024 Rzn.Info - Рязань
«Про семью, про дом, про счастье» Про семью, про дом, про счастье говорили за чашкой чая жители округа № 14, которых собрал солнечным предвесенним днем в Центральной детской библиотеке им.
10:48 28.02.2024 ЦБС г. Дзержинска - Дзержинск
 
По теме
Сегодня, 17 апреля, с раннего утра объявили воздушную тревогу, ночью подожгли автомобили в микрорайоне «Университетский», и в соцсетях пугают неопределенностью судьбы приюта «Счастливый берег».
Елена Гурьева Производственные предприятия проводят обучения и создают меры поддержки Почему россияне в поиске места работы делают выбор в пользу производственной сферы?
Мама поблагодарила автоинспекторов за помощь Инспекторы ДПС доставили беременную седьмым ребенком жительницу Липецка в роддом Фото: Пресс-служба УМВД Липецкой области.
18 апреля «РВК-Липецк» будет проводить плановые ремонтные работы на сетях в трех районах Липецка – с неудобствами из-за отсутствия холодной воды столкнутся потребители пяти улиц, предупредили в компании.
За 20 подустов, добытых багрением, мужчинам грозит уголовная ответственность Фото пресс-службы Азово-Черноморского управления Росрыболовства Фото: с сайта В Липецкой области браконьеры незаконно ловили рыбу.
Трое других подростков остаются в больница, одна девочка — в реанимации. В Липецк вернулась одна из четырёх пострадавших в аварии 1 апреля в Тихорецком районе Краснодарского края.
Спасатели пожарной части №10 села Березнеговатка под руководством своего командира Михаила Наумова организовали субботник по приведению в надлежащий вид памятника в деревне Матвеевке,
В одной команде с родителями - Газета Добринские вести Мамы и папы школы №2 п. Добринка поддержали своих детей-старшеклассников в спортивном мероприятии.
Газета Добринские вести
Венчались в один день с детьми - Газета Добринские вести Андрей и Людмила ФРОЛОВЫ, п. Добринка. День свадьбы: 5 июня 1999 года. — Мне кажется, я знала Андрея всю жизнь, сколько себя помню, — говорит Людмила.
Газета Добринские вести
В Измалковском районе иномарка въехала в столб - УМВД Липецкой области В Краснинском районе утром в начале девятого на автодороге Елец – Талица – Красное произошло столкновение автомобилей ВАЗ-2109 с 20-летней девушкой за рулем и «Эксид» с 36-летней женщиной-водителем.
УМВД Липецкой области
Липецкие хирурги за 6 часов операции спасли пациента с внутренним кровотечением - Липецкая ГТРК Полина Трофимова Сейчас липчанин находится в реанимации Фото: ГУЗ "Липецкая областная клиническая больница" Рентгенэндоваскулярные хирурги Липецкой областной клинической больницы спасли жизнь 52-летнего пациента
Липецкая ГТРК
Повысили квалификацию - Газета Добринские вести Двенадцать медиков — заведующих фельдшерско-акушерскими пунктами Добринского района — успешно завершили обучение на курсах повышения квалификации в Центре последипломного образования Липецка.
Газета Добринские вести
Насколько эффективна система здравоохранения в регионах ЦФО - GorodLip.Ru Проанализировали состояние медицины по ключевым параметрам. В обязанности государства входят задачи по совершенствованию качества и доступности медицины в любом, даже самом труднодоступном уголке страны.
GorodLip.Ru
Даша танцует, а папа поёт - Газета Добринские вести В семье Шальневых из Добринки одни поют, другие пляшут. У каждого — дело по душе.
Газета Добринские вести
Урок мужества «Памяти жертв геноцида» - Межпоселенческая библиотека 19 апреля – день единых действий в память о геноциде советского народа нацистами и их пособниками в годы Великой Отечественной войны.
Межпоселенческая библиотека
Лучших судомоделистов наградили в Липецкой области - Центр развития творчества детей и юношества   13 апреля 2024 года в «Центре дополнительного образования Липецкой области прошёл  региональный этап Всероссийской научно-технической олимпиады по судомоделированию «Траектория  технической мысли -2024»,
Центр развития творчества детей и юношества